windeyes windeyes
Previous Entry Share Next Entry
Старая пленка
- Я хочу!.. – заявляла, подвыпив, она. – Я хочу, чтобы все пели!
- Значит, что все напились и пели, - поддакивал ей низким голосом курчавый, заросший трехдневной темной щетиной парень, что сидел рядом с ней, иронически отклонившись.
Ему стоило бы только выпрямиться и он оказался бы совсем близко к ней.
- И танцевали, - просто пьяный, уже едва сидящий с другой стороны стола развил тему.
- Танец маленьких лебедей, - буквально в затылок зрителю потусторонне пробурчал голос снимавшего эту тусовку на видео.
- Под там-тамы...
- А нам сейчас нужны там-тамы?
- Мне лично, - лихо откидывала голову она, - да!
- Зачем?
- Затем, чтобы взорвать все , что существует сейчас здесь!!
- Это будет искусство? – как бы уважительно поинтересовался курчавый.
- Нет! Это будет просто жизнь.
- Таким образом, - пояснил типа за кадром голос снимавшего, - жизнь это когда что-то взрывается...
- А почему нельзя построить что-нибудь? – стал понемногу выпрямляться курчавый.
- Можно, - соглашалась она. – И нужно. Но сначала надо взорвать!
- Ну зачем же обязательно взрывать? – сказал тот, что сидел с другой стороны от нее, с левой. - Просто поверни взгляд в другую сторону...
- Потому что, - нетрезво отмахнулась от него она, - потому что надо пройти через боль и потерю.
- Почему, чтобы поменять штаны, надо обязательно обосраться? – сказал тот, голос его был совершенно трезв.
- Что-что? – как бы не расслышала она.
- Почему, чтобы сменить брюки, нужно обязательно их обделать? – как бы повторил тот, моргнув.
- Что? А, это! – она явно его  поняла. – А это ваше дело.
- Вот мы и сидим в нем, - вставил, четко поддержав тему пьяный.
- Таточка! – прокричал кому-то в другую комнату снимавший. – Садись к нам! Мы тут собираемся все взорвать!
- Нет, - протяжно, но твердо возразила она. – Вы-то как раз хотите оставить все как есть.
- Нет...
- ...потому, чтовы хотите остаться в том, в чем вы живете
- Подожди! А в чем мы живем? – встрепенулись почему-то все трое в один голос.
- Надо же выяснить, в чем мы живем! – они зачем-то тут же обратились друг к другу.
- А это – ваше дело. Я говорю о себе.
- Как это надо ненавидеть, чтобывзять и уничтожить! – возмущался тот, что слева. – Ты не любишь жизнь!
- Для того, чтобы переступить порог, - не обращая внимания продолжала она, - надо переступить боль. А для того, чтобы переступить эту боль, надо иметь любовь.
- Но зачем-же все время надо что-то переступать? – проплыл над столом камерой снимающий.
- То, что ты любишь, - сказала она не совсем уверенно как будто вдруг начав трезветь. – Для того, чтобы ты его не потерял.
- Ты хочешь сказать, что ее надо специально подвергать испытанию?
- Нет, специально нельзя.
- А испытывать чувство и подвергнуть его испытанию – это одно и то же? – поинтересовался курчавый снова принявшись за свое коронное выпрямление.
- Не знаю, - совсем смешалась она, - у меня стремление все разрушить  и взорвать, заставить все кружиться, чтобы подарить то, что есть у меня...
Пьяный роняет чашку с чаем. Она громко падает на блюдце, разбивая его и расплескиваясь. Курчавый отшатывается, а у того, что слева дергается щека. Все смеются.
Пауза.
- Но подождите, подождите, - говорит кто-то. - У каждого ведь по-разному. И у каждого такое бывало, что на какой-то промежуток любви нет, нелюбви нет, ничего нет, даже пустоты нет.
- Нужно взорваться, - перебила она. Она была совсем пьяна.
- Гранату бросить под себя, - сказал курчавый, вставая.
- Пораскинуть собой, что называется, - подхватил снимавший, шатнув камерой – он собрался ее выключать.
- На молекулярном уровне, - успел-таки добавить в кадр сидевший слева от нее. Он неумело промакивал брюки – чай пьяного выплеснулся в основном на него.
Tags:

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

?

Log in

No account? Create an account