windeyes windeyes
Previous Entry Share Next Entry
ОДИН НА ОДИН С СОЛНЦЕМ


images (1)
Подверженность к солнечным ударам у меня с детства. Один раз я свалился с камня, на котором рыбачил и ушел под воду. Благо сидел на косе не один и меня вовремя вытащили. А один раз упал с пьедестала – буквально, на награждении в Ташкенте, после кросса «Правды». Однажды без сознания добегал марафон. Это такой лунатический бег, который лучше не видеть, хотя на самом деле все не так уж и страшно: сам-то никуда уже не бежишь, всего лишь твое тело где-то далеко там шевелится...

С возрастом я перестал терять сознание полностью. Если с десяти лет до двенадцати я три лета отмечался по скорой в сельской больнице, приходя в себя на ее грубых льняных простынях лишь через несколько часов после обморока – приятная слабость тонким байковым одеялом, кажущимся таким уютно-тяжелым, от простыни идет легкий озноб; слова и звуки вызывают какую-то щекотность, не очень приятную, пугающую.

Сейчас, когда это не выглядит больше «ударом», эта щекотность является, пожалуй, единственным признаком прямого общения с солнцем, когда, например, идешь вверх вдоль каменистой реки и в какой-то момент что-то начинает видеться интересным, будто приглашает пройти внутрь, что ты с удовольствием делаешь, увлекаясь настолько, что не обращаешь внимания на охранные импульсы.



Все внимание занято тем, что видится, остальное проскакивает мимо него как и полученный «удар». А, может быть, и наоборот, внимание полностью остается на чем-то в результате «удара», не знаю. Я вообще «удара», как такового, не ощущаю. И никогда, даже в детстве, когда отключался, не ощущал. Удар ведь там, где сопротивление, преграда. Бабушка, когда убегал на весь день, всякий раз напяливала на меня шапку с козырьком, но под конец лета волосы все равно были полностью выгоревшими. Нет, вряд ли солнце било меня, скорее, оно меня так любило...

В общем, сейчас, когда появляется такая щекотность, я уже знаю, что мы один на один с солнцем. Она идет не поверху, не по коже, а изнутри, по-живому, очень похожая на утонченные сексуальные ласки – не направленные, однако, на достижение разрешающей полноты, просто обозначающие живой ток слияния с тем, что их источает.

1. Слива

Передо мной обычная слива. Желтоватая с красноватыми отсветами на боках. Но я смотрю на нее и чувствую, что это – не совсем слива. Точнее, совсем не обычная. Такой чесоткой на месте кожи, которой ее трогаю – чувствую. Как с тем котенком в детстве, когда, играя, приближал к нему, урчащему всем телом, губы и по ним бежал такой же невыносимо тонко дрожащий, взрывающий обычное восприятие, ток.

Такой, что обнюхивать сливу хочется. Втягиваю ее аромат, но не ноздрями, а, как ни странно, внутренней поверхностью предплечий, вплоть до подмыщек, которые в этот момент ощущаются какими-то очень ритмично дышащими жабрами. Аромат вливается в меня порциями, вспоминаются все те ягоды, которые еще ребенком впитывал так же. Те ягоды малины, земляники, парички, каждую из них. Они просили не срывать их даже руками – только губами, чтобы дать мне лучше почувствовать их наполненность светом и красками. Прижмурив глаза, поджимая прохладную малинную пушистость языком, поглощая ее цвет и свет, я будто вижу, проходя вовнутрь они там не кончаются, продолжают гореть, жить и наполнять жизнью, мерцать, дышать. Я поглощал сам их цвет, их свет.

Хочется лечь перед сливой на щеку. Тепло валуна такое ровное из-за приятной прохлады вглуби. Ощутить ее можно только через проникающую через щеку незыблемость, если с ней полностью, всем сознанием, слиться. Сознавая ее, выдерживая ее – если смогу выдержать полностью, то из нее начнут разворачиваться миры.

Яркость реки бегущей под солнцем щурит мои глаза, близость сливы делает взгляд раскошенным, река дышит бликами, а слива оттенками. Камень под щекой становится, будто пропуская ее – и меня – мягким. Оранжевые осветы сливы просачивают собой измерение за измерением, прослаивают мир за миром.

Я знаю: чтобы насытиться ею, мне не надо эту сливу кусать. Она отдаст мне свой аромат, перельет в меня всю тонкость, потому что я передам – уже передаю – дальше саму ее жизнь без потерь, наоборот: вот даже лес вокруг стал шевелиться в такт этому тонкому запаху. В воздухе появились дрожащие цепочками токи, похожие на скользящие по роговице прозрачные вмятинки, но – только похожие. Вмятинки в самом воздухе, он стал немного тягучим из-за того, что мое внимание полностью остановилось.

Стоит ему стать таким неподвижным и под ним все сразу же начинает меняться. Просто не может иначе. Когда же, как обычно, внимание скачет, все от него ускользает потому, что кажется стоящим на месте. На самом же деле все немного плывет. Наплывает одно на другое. Отзывается, как этот лес сейчас, медленно и волнисто.

Обычно нет правильных сил войти в полную неподвижность. Сил духа.
Обычно внимание скачет и все ускользает. Но сейчас мне ничто не мешает проникнуть в самую суть этого плода.

Я ношусь с этой сливой с камня на камень. Все без исключения они удобны и мне, и блокноту. Я чувствую, как выдавливаю время из-под ручки, когда пытаюсь что-то записывать. Но вот один из камней останавливает меня, как остановили бы запертые ворота. И вдруг я прохожу в него. Сперва это какие-то крупные жилы, потом яркие очень подробные клетки, горящие как угли, которые раздувают, тем самым их раскрывая и пропуская взгляд дальше, где уже дышит белесо-розовая вагина галактик из которых развертывается, вращаясь навстречу, гребень лучей, таких же белесо-розовых и пронзительно-нежных...

Когда затем я беру ручку, то чувствую ту же неподвижность на ее кончике. Она – абсолютна. Прикосновение ею к бумаге и есть изначальный сексуальный акт, в самом чистом его виде. Я чувствую это, хотя и не понимаю. Сами по себе начинают течь строки. Это и есть жизнь.

Когда, закончив писать, я снова вижу сам камень и свою сливу на нем, я говорю просто: привет! Трогаю ладонью его бока. Говорю ему: ты по-прежнему полон жизни! Услышав же, понимаю, что это сказала она. Слива. Глядя на ее, тоже радуюсь, узнавая на ее боках тот, общий с камнем, огонь. Говорю им, прощаясь: в нем мы вместе всегда.



Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Отлично.

Рад, что отозвалось )

чистый акт

Понимаю, имея подобный опыт...
Разница в том,что как существо женского пола назвала бы опыт не сексуальным, а высоким эросом. Как чистое полное устремление-слияние с Реальностью.
Более того,как биохимик определяю ЭТО как резонирование с первичным Импульсом Взаимности молекулярной логики живого.

Re: чистый акт

да, именно Чистый Акт и Высокий Эрос

"резонирование с первичным Импульсом Взаимности молекулярной логики живого"

не поделитесь подробнее о молекулярной логике?


Re: чистый акт

Вот посмотрите здесь, а потом обменяемся впечатлением
http://irene-glotova.livejournal.com/4637.html здесь обязательно посмотрите комментарии
http://irene-glotova.livejournal.com/1561.html


Re: чистый акт

да, посмотрел, спасибо сказать - мало
степень совпадения вИдения неожиданно очень высокая -
разные образы, разная консистенция, но все из одной примерно точки

Re: чистый акт

Да,испытываю первозданное ощущение резонансной симпатии к вам.
Впервые оказалась причастной к тому ,кто ПОНИМАЕТ.
Хотелось бы знать ваше имя.
Благодарю!

Re: чистый акт

да, конечно - http://www.proza.ru/avtor/kyryll

практически невозможно в обычном состоянии, вот так, остановить мир внутри, чтобы он ожил снаружи, и затем, срезонировал с внутренним состоянием...

Edited at 2012-08-29 09:40 pm (UTC)

?

Log in

No account? Create an account