windeyes windeyes
Previous Entry Share Next Entry
Лампа
После спектакля они с дочкой решили пройтись.
Как когда была совсем маленькая, она взяла его за указательный палец:
- Па, кто тебе понравился больше всех?
- Джинн, наверное. А тебе?
- И мне тоже.
Она начала раскачивать его руку:
- А как это он в свою лампу попал?
- Заигрался...
Дочка стала подпрыгивать на ходу, довольно-таки сильно дергая за его палец,
- Во что?
- В себя, в свой придуманный мир.
- Нет, джиннов мало, а в эту игру все играют, - резко отпустив его палец, она побежала вперед..
- Нет, не все, - ощущение пустоты не месте пальца ему не понравилось, -  а очень даже немногие
- Все-все, я знаю!
- Что, мечтают?
- Да!
- Я не про то. Просто мечтать о себе, это еще не игра.
- А что?


- Мечтать это как смотреть на экран со всякими ненастоящими играми.
- Как компьютерными?
- С ненастоящими. Компьютерные уже такие сейчас, что.. датчики на руках и ногах, на каждом пальце и даже, кажется, на глазах.
- Датчики?
- Ну как джи-пи-эски. Дают сигналы прямо в компьютер. Скоро в мозгу уже будут...
- И тогда будешь играть уже там ?
- Где?
- Ну в экране.
- Да. Но для тебя это не будет экран.
- А-а... лампа?
- Лампа, бутылка, неважно. Главное, что там все будет что по-настоящему, - он сгреб ее сзади в охапку: - Поймалась!
- Что все?
- Опасности, риск.
- Какие опасности?
- Ну что не выйдешь. Просидишь там неизвестно сколько...
- Папа, но лампа же все равно ненастоящая! - выскользнула она.
- Настоящая и даже более чем. Ты еще просто не знаешь.
Они замолчали. Стоял сентябрь, с кленов, растущих вдоль тротуара, слетело уже довольно много листьев. Дочка принялась поднимать их один за другим, и, разворачиваясь к закату, смотрела, как они зажигаются.
- Ну как можно попасть в бутылку? – задумчиво проговорила она. - Ведь человек же большой.
- Легко. Бутылка-то эта придуманная.
- Значит, все-таки ненастоящая...
- Почему?
- Что почему?
- Почему придуманное не может быть настоящим?
- А что, может?
- Еще как! В этом же и игра! Весь ее смысл!
Дочка подняла еще лист. Точно такой же, оранжево-желтый.
- И у тебя тоже?
- Что?
- Есть такая бутылка...
- И у меня.
- И ты сам себе ее придумал?
- Ну а кто же еще?
- Зачем?
- Да так, низачем...
- Ну папа...
Соступив с тротуара, он щекой ботинка продвинул вперед слой листьев. Потом, не поднимая ноги, сделал еще несколько таких смешных, шуршащих шагов.
- Не придуривайся!
- Ну ладно... Когда я был, как ты и даже меньше, я никогда не чувствовал, что я маленький..
- ...и я тоже.
- Не то, чтобы я чувствовал себя большим, но я просто не мог представить себе, что смогу в чем-нибудь поместиться, понимаешь?
- Мм-м...
- Когда я представлял себе это, мне всегда становилось плохо. Дело в том, что тогда я мог представить себя всем, чем угодно. Становился всем, на что только не посмотрел бы.
- Чем?
- Да чем хочешь. Тем же листом. Видишь вот жилки, да? Вместо него мог почувствовать каждую. И так вот вместо всего. Кроме себя.
- Почему?
- Да потому же, что не чувствовал, что где-то начинаюсь и где-то заканчиваюсь. Понимаешь, как это? Нет? Ну в очень, очень плохие моменты, гланды когда, например, без наркоза рвали или когда в пальто и ботинках посередине реки со льдины упал или когда на моих глазах бабушка умирала – и умерла – в общем, когда уже хуже некуда, все равно не было такого чувства.
- Какого?
- Ну что все пропало и вообще конец света. Как раз в такие моменты я знал, что даже когда совсем ничего нет, все равно что-то есть. Хотя бы это самое ничего. И это мне всегда помогало..
Дочка молча подняла еще один лист. Опять желто-оранжевый.
- А один раз, когда отходил от неправильного зубного наркоза – у меня на новокаин аллергия, почему и гланды так больно рвали – начался настоящий кошмар. От меня зависело, чтобы что-то расширяющееся и огромное поместилось в чем-то исчезающе маленьком.
- Это как чудо, только наоборот?
- Да, малыш, и я его не выдержал тогда. У меня от него тогда голова раздулась, как шар. Подлетаю на нем к маме, а было лето, жара, она с открытыми окнами борщ на кухне готовит и тут я, серьезно так жалуюсь ей, что у меня голова не проходит, стою уже у окна, а у нас же восьмой этаж...
- Она спасла тебя, да?
Дочка опять взялась за его палец. Но уже не дергала его и не раскачивала.
- В общем, лет так в двенадцать-тринадцать, - заговорил опять он, - я стал замечать, что меня как-то пугаются. Я хочу все отдать – просто так, ни для чего, понимаешь? – а от меня бегут, как будто боятся...
- И ты стал притворяться?
- Притворяться? Нет, - он услышал себя и, услышав, сразу поправился
- Хотя... если в другом смысле, то как раз да
- В каком смысле?
- В самом прямом: сначала я одну дверь прикрыл, потом другую, потом притворил окна... Шторы еще повесил и даже днем стал себе отдельный свой свет зажигать..
- Я знаю, это как делать секреты.
Секреты? Ну да. Не совсем те, что ты имеешь в виду, - тут он опять услышал себя, выпустил ее руку, и, увидев красно-бордовый лист, поднял его:
- Хотя, опять-таки, знаешь, тоже похоже. Ведь ты говоришь про секрет, когда роется ямка, да?
- Да, делаешь ямку, когда никто не видит..
Он рассмеялся:
-  Точно!.. И кладешь в нее что-то блестящее, фольгу разноцветную от шоколадных конфет или кусочки зеркала, правильно? Главное, чтобы блестело и отражало и еще чтобы было цветное. На нем потом можно выложить всякое разное, что кроме тебя обычно никому не нужно – неважно что, если дно красивое, на нем все что угодно будет смотреться красиво, да? Потом сверху ставится простое стекло...
- Как окошко, - дочка тоже стала шуршать о листья ногами. – Его надо засыпать и что-то оставить.
Да, как-то пометить, обязательно, знаю, все точно так же. И рыл, и отражатели ставил, и всякие глупости выкладывал и окошко делал и в него заглядывал и там все там все так красиво и умно выглядело. Маскировал хорошо. Даже слишком. Так что пометку не всегда видел и часто проваливался в свои же ямки. Вместо секретов получались ловушки..
Знаешь, что такое ловушка?
- Птиц ловить?
- Птиц? – он поймал себя на том, что не просто слушает ее голос, а прислушивается, какое оно даст эхо. – Да, птиц, и не только, ты вот спрашивала о джиннах, так вот, в одной книжке было странное такое поле, которое если пройдешь, то попадешь в место, которое через какое-то время обязательно исполнит то, что ты больше всего хочешь.
- Ты говоришь свое желание и оно его исполняет?
- Нет. В том-то и дело, что ничего просить не надо. Просто побыть в этом месте немного и уйти, а потом пройдет время и исполнится то, ради чего ты живешь. Самое-самое, понимаешь?
Дочка молча кивнула.
- Но дабраться до этого места было очень непросто потому, что там, в этом поле были ловушки, много ловушек. Очень опасных... В которые попал и все, там и остался.
- Как в лампе?
- Да, - он огляделся. Они прошли уже больше половины пути.
- В книжке той не писалось, что ловушки эти человек сам себе ставит, главное в ней было, что человек сам себя не знает, чего он на самом деле хочет, И что боится себя поэтому...
- А как он их сам себе ставит?
- Ну вот мы говорим: волшебная лампа... Но почему ее называют волшебной? Да, она на волшебном месте возникла, но – вместо волшебства, которое, как только она появилась, ушло.
- Почему?
- Можешь представить себя в самом волшебном месте?
- В каком?
- Там, где ты можешь стать самой настоящей волшебницей. Представь, что ты вот-вот ею станешь, тебе надо только очень сильно в это поверить и не бояться. Забыть обо всем и о себе самой и как будто растаять. Но у тебя это не получается. Тебе кажется, что так ты все упустишь, ты стараешься собрать все свое внимание, в какой-то момент оно становится похожим на трубку, в которую ты слушаешь или на трубу, в которую смотришь и тут все волшебство куда-то девается. Трубка оказывается горлышком бутылки – или лампы – которое торчит в пустоту космоса. Знаешь, что такое пустота космоса?
- Знаю, черная и как пылесос..
- ...она втягивает тебя в это горлышко. Ты затыкаешь его собой же, изнутри. И ни вздохнуть не можешь, ни...
- Пукнуть!.. – рассмеялась дочка, видно, устав слушать. И отдала ему свой букет листьев.
- Ну пукать там особенно нечем, - он не мог переключаться так быстро. Дочка уже ловит слетевший на глазах лист, а он ловит себя, что продолжает бубнить
- ...в таком положении, знаешь, как-то не до еды. Да, в общем, ее и не надо. Внутри же все сдавлено, никакого движения нет...
Он умолк и застыл на месте. Дочка не стала отдавать ему пойманный лист. Она бросала горсти листьев руками, смотрела, как они падают и смеялась:
- А почему джинн из лампы выходит, когда ее потирают? И почему всегда потом такой БУДА-БУММ!?
Он добавил к ее желтым свой красноватый. И спрятал букет за спину:
- Не знаю, как-то меньше всего думал об этом, - сказал уже не очень охотно, каким-то другим голосом. - Ну, если лампу кто-то нашел, то она уже не в пустоте космоса, и потом, когда что-то трешь оно нагревается и становится больше. То есть края горлышка расширяются, в щель попадет воздух вот тебе и БУДА-БУММ!!
Потом вдруг рассмеялся. Ему стало легче:
- Ты еще не знаешь запаха этого БУДА-БУММа!
- Не надо, папа. Ты еще не рассказал о тех джиннах, которые могут выходить сами.
- О настоящих? Ну, о них я могу только догадываться...
- Хорошо, - дочка забрала у него сзади букет и он расцепил руки.
- Что – хорошо?
- Догадывайся.
- Ладно, попробую подогадываться, - в тон ей начал он:
- Ты когда-нибудь спрашивала что-то очень для тебя важное?
- У кого?
- Неважно. Вообще
- У себя?
- Да. Как ты это делала?
- Не знаю... Как слушала.
- А как в зеркало при этом не смотрела?
- Нет, я просто вся слушала.
- А если оно вокруг тебя, если к тебе прижато твое отражение? Кривое к тому же, а ты не можешь даже отвернуться от него?
- Тогда я бы закрыла глаза и не видела бы.
- Но если бы ты не смогла все время с закрытыми глазами, что бы ты делала?
- Не знаю. Придумала бы игру... Спрашивала бы у них и вместо них отвечала.
- У кого это у них?
- У своих кривых отражений. Только...
- Что?
- Только я в зеркале всегда стороны путаю и где вперед и назад не знаю... И вообще долго в него смотреть не могу. Начинаю туда проваливаться.
- Страшно?
- Да-а.
- А что там?
- Что-то большое. Больше всего
- А ты как что?
- Как ничто. Не надо, папа, - она дернула его за палец. – Ты же обещал рассказать, как джинны сами выходят...
- Так и выходят. Понимают, что они – ничто. И уже без страха туда проходят. И тогда случается чудо. Они выскользают из этого своего горлышка безо всякого БУДА-БУММ!
- Но, если их никто не освободил, то они же не джинны.
- В каком смысле?
- Ничьих желаний не исполняют...
- А что в этом хорошего?
- В чем?
- Когда кто-то чьи-то желания исполняет? Ты подумай, есть вот у тебя есть твоя тайна, то, чего ты хочешь больше всего на свете, а тут кто-то берет ее вместо тебя, запаковывает ее, обвязывает ленточкой и отправляет по твоему адресу в готовом к употреблению виде. И все, вы с тайной больше не вместе, она тебя никуда уже не ведет, а вот, лежит перед тобой просто, как доставленный груз.
- Так мне не нравится.
- А в жизни такое происходит сплошь и рядом.
- Почему?
- Да потому, что в жизни почти что все джинны. Обычные, к сожалению. И все выпускают один другого. И начинается...
- Исполнение желаний?
- Да, все очень стараются. Именно что исполняют. Грузов вручается столько, просто завал...
- Что?
- Конец света, завал... Обычные джинны очень опасны. Запечатались сами, а наружу вышли не сами – что они могут? Тереть – запечатывать, тереть – запечатывать
- И никто никогда по-настоящему не исполняет желаний?
- Только настоящие джинны.
- Но где же они?
Он посмотрел вперед – уже показался их дом.
- Если б я знал, я был бы один из них.
Они уже подошли. Он вдруг взял ее на руки. Дочка держала букет, ярко желтые кленовые листья с одним красным, у своего лица. Солнце садилось. Приблизив свои глаза, она медленно проговорила:
- Я не в лампе.
И, не отодвигаясь, добавила:
- И ты тоже. И мама. Ты был там, но сейчас уже нет
Он не хотел выпускать ее, но и не сжимал крепче. Непонятно как, она сама оказалась на земле и уже открывала дверь в дом
- Папа! Пошли...







Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

господи

так легко. Так спокойно. Так верно.

Re: господи


приятно, что у Вас отзывается - неужели все прочитали?
сам перечитал сейчас. да, успокаивает...

Re: господи

конечно всё,вы что уж "обижаете". Если есть написанное, всё и прочту. Дотошно. Благодарю Вас за этот изумительный текст!

Re: господи

Спасибо. Все, кто говорят, что пишут для себя - врут.

я действительно очень ценю

литературное творчество и любое другое. Такую прелесть что вы написали нельзя молча читануть и сразу же в носу продолжить ковыряться. Нет. Я благодарный читатель. Видно всегда - человек несёт околопросебяшный полупереваренный бред или чётко выстроенную мысль до звона доводит. Спасибо.

Edited at 2012-12-24 07:32 pm (UTC)

Re: я действительно очень ценю

"не ходи по моим следам" могут сказать, чтобы предостеречь, вероятно, путь, который выбрал destroy2build, не такой уж безопасный...
следы в таком случае предназначены не столько для обнаружения и отклика, они оставляются больше как сталкерские пометки
но я, похоже, не сталкер ))

фуф! ;)

читать буду пока не буду послана. Обещаю.

Re: фуф! ;)

:)

Re: господи

Врут, ей богу, врут. Для себя в интернет не выкладывают. )))

Спасибо большое, очень волшебный рассказ, раскрепощающий.

С наступающим!

Re: господи

Спасибо. И Вам хорошего года!

?

Log in

No account? Create an account