(no subject)

Этот блог почти как дневник – почти потому, что вместо имени все-таки ник и вместо личных каких-то событий и новостей всякие впечатления, мысли. А в остальном все так же, как в дневнике - текущие состояния и положения.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

(no subject)

Сознание не только твое - это в нем самое главное. Сознание, совесть - не только и даже не столько твои. Будь оно только твоим было бы оно сознанием? А не просто знанием, осведомленностью, просто зеркалом, которое можно поставить и машине для аутокоррекции ее действий в соответствии с другим знанием, вложенным в нее извне, которое также вложено, само будучи вложенным и ни одно из них не может выйти из своих границ. И вот какое оно, настоящее сознание, отличное от осведомленности, выходящее из твоих только границ, не только и не столько твое – это самое главное. Насколько оно из них выходит - краешком или полностью, как долго сможешь находиться в нем.

Вот то, что точно всего лишь только твое - ум, тело, ум/реакции тела...Только представить насколько оно все соткано из реакций на неожиданное и как оно всегда реагирует на него в степени значимости и каким шоком неизбежно обернется его реакция на самую страшную неожиданность известие о прекращении жизни - и вот тут может быть твое настоящее сознание. То, с которого этот неибежно сильнейший шок не сможет совлечь. Твое и не только твое, такое, что никакой шок от неожиданного до него не допрыгнет.

Это не приучивать себя, свое тело ждать, нет. Ждать, заранее готовиться к худшему бесполезно, критический момент всегда неожидан, потому и критичен. И приучивать себя не ждать бесполезно. Но постояннно держаться в таком сознании, которое над пороговым уровнем всякого телесного/умственного шока? Моментами - да, но постоянно? Неужелитакое бывает?

Сказано: совестью одерживай ум свой. Тело тоже ведь не более, чем род ума. Совесть одерживает, сознание тоже держит над. Они - вместе.

Другие они

Знакомый рассказывает про случившийся с ним перед Новым Годом конфуз. Живя в частном доме и будучи совершенно один с закрытыми дверьми и почти полностью закрытыми жалюзи – какая-то щелка есть, но в окна дома напротив не видно – он не успевал, как обещал к приходу жены и сына, а они должны были быть через час, нарезать для салата вареные овощи и был на кухне в распахнутом и специально завязанном сзади халате - просушивал гель от растяжения мышц в области паха. То есть для того, кто мог бы его увидеть он был не просто голый, а голый намеренно. Для чего именно увидевший мог бы только гадать, то есть мог бы нафантазировать себе что угодно.
Ну и вот так вот его и увидели. И не кто нибудь, а помолвленная с его сыном девушка, его будущая невестка. Запахиваясь на стук в застекленную дверь кухни ведущую на задний двор, где паркуются только свои, он успел увидеть ее глаза в узкую щель жалюзи. Он забыл, что она должна была приехать раньше сына на час, чтобы начать делать какой-то там соус. С одной мыслью видела или нет, он открывает ей так, как будто бы нет, то есть сразу голову в стол и давай что-то там нарезать, а в голове крутится только видела-нет-видела-нет, правда недолго. Девушка сразу же, как вошла это гадание прекратила. Поздоровалась как обычно и теми же глазами, воткрытую: извините, что застала Вас в таком виде, доставила Вам этот конфуз. То есть никакого видимого смущения, типа ей-то неудобств никаких нет, а вот ему от этого возможно как-то неловко, так что pardon me. И тоже к тому же столу, говорит о том, о сем, принимается за свой соус. Сделав вид, что свою часть готовки закончил, он поднялся наверх и до прихода сына не спускался. Как только тот появился, отвел его в сторонку предупредить, что такое случилось, чтобы объяснил ей про растяжение мышцы и гель, но тот уже знал, она ему об этом уже успела потекстить.
- Ну вот как это все? - разводит руками.
- А сын-то твой что? - спрашиваю.
- Да в том-то и дело, что ничего. Только улыбнулся, да-да, объясню, не парься особо и все.
- Да... – я попробовал представить себя на месте его сына в свое время – себя и свою девушку, повела бы она себя так и что бы чувствовал я. – Да... Другие они.

А потом поймал себя на том, что может это с нами что-то не так, может это мы какие-то дикие, какие-то пациенты, с которыми они, как врачи?..

(no subject)

преодолевая страдание никогда не страдаешь по-настоящему, только пытаешься уворачиваться от него

(no subject)

Какое-то бесконечное детство! Нет, дети, когда они еще дети, это - одно. Но дети, которым за тридцать, которые не то, что поменяться – выровняться ролями в доме, в поддержке не могут – это другое. И совершенно не то. Уходят-приходят. Женятся-расходятся. Возвращаются, как не отданные долги. Не отданные по тем же позициям, только с процентами. Что было в 2008 – ровно один 12-летний цикл назад – то и сейчас. Иллюзий нет, раз уж такой круг замкнулся, дальше уже по нему. Или что-то невероятное должно случиться. Тогда мы думали, что отдаем, помогаем, а сейчас ясно, что не отдали ничего, что это, помогать, как родители малым детям - не помощь.

Значит, мы им чего-то не додали - думать так можно только, как мать. Сразу на себя, на нас все берет, как будто только мы все тут решаем. А нашего, даже если допустить, что мы все делали правильно, там может быть всего пару процентов...

колибри -

жена нашла ее под висящим на заборе вазоном, когда было уже минус 8.



Занавесили в ванной зеркало и все стекла - прочитали, что спасенные птицы гибнут начиная биться о них и умирая от сотрясения мозга, хотя вроде какой там мозг у колибри? Еще прочитали касательно Британской Колумбии, что рубиновогорлые отсюда перелетают в Мексику (это около 5000км) со средней скоростью не много ни мало около 50 км/ч, что при этом сердце у них бьется до 1000 в минуту и вообще занимает около трети их тела, но что им, когда они не спят, надо питаться каждые 20 минут - где они находят нектар по пути, у них же нет пунктов питания сиропом? Что им вообще надо здесь, где бывает так холодно, если есть Мексика о которой они знают? Зачем им сюда возвращаться? Навряд ли при такой температуре они смогут выйти из своего анабиоза - сироп в поилке над крыльцом замерз.

Collapse )

Пост ИП касательно останков добродетелей

https://ivanov-petrov.livejournal.com/2230615.html#comments - кажется, все больше вещей могут существовать лишь в нашем воображении. Что же там из того, что было еще в нашей жизни? Того, чего одним словом, как, например, честь у дворянства не обозначишь?
Какая-то особенная степень наивности и соответственно особенный энтузиазм? Особая атмосфера с ее готовностью поддерживать любые самые смелые мечты? Особенная самоотдача за других, за другое? Невероятная органолептика мастеров на глазок? Невозможная казалось бы доброта юмора? Нет, все не то. Не называется то, что было в Шпаликове, в Шепитько, в Ефремове старшем, у Гранина, у Любищева, и у Жванецкого, хоть он и держится еще за символ воображения, портфель, хоть продолжает в него вроде писать - не называется это, чего уже нет и что остается уже только в воображении.
По Гурджиеву вещи существующие исключительно в воображении лишь съедают энергию, отвлекают ее задач трансформации и т.д., но вот что до этих неназываемых вещей - собственно, не вещей даже, а чего-то, компенсирующего их отсутствиеот, то пускай забирают, не жалко.

(no subject)

Отдыхать, когда в общем-то не уставал, кажется, еще хуже, чем работать на усталости не отдыхая. Плохая усталость от отдыха, разлагающая.
Лучший отдых, когда выложишься полностью, но когда это было?

(no subject)

Потребляя растворяешься во времени, будто его само потребляешь. Хотя, почему будто? Это уже физически можно чувствовать. Вот, перед праздниками, на третьем часу (сижу в машине, пытаюсь читать со смартфона) звонок: можешь идти, я уже на кассе. И потом искреннее удивление что? два часа? не может быть! ну максимум минут сорок, надо же!

Может, это из-за всеобщего потребления, времени ни на что не хватает? Лет двадцать, как это началось и что за них сделано? Только пользуется то, что было наработано до.