windeyes (windeyes) wrote,
windeyes
windeyes

Фильм This Must Be The Place

Грипп в этом году такой, что читать сложно, зато можно смотреть фильмы. Судя по началу этого  http://www.kinopoisk.ru/level/1/film/537136/  никак не думал, что с ним повезет, собирался уже перещелкивать вперед покадрово, но - так и не собрался.

Постпросмотрум скажу, что совершенно непонятен русский перевод (Где бы ты ни был) – акцент ведь именно на месте, на той самой точке размывшейся с какого-то момента линии жизни, после которой она может стать четкой. Или же, очень быстро, почти мгновенно, сойдет на нет.

Немолодой уже герой Шона Пенна, карикатурно застыл в одном из своих очень ранних образов - в образе, который давным-давно уже должен был умереть, но упорно поддерживается автономными ресурсами носящего его уже из последних сил человека, не понимающего, что, собственно, с ним происходит. Что-то не так – это все, что, кажется, он в состоянии осознавать. На этой его стадии, кстати, обращает внимание парадоксальная продуктивность замедленности – человек полностью успевает за тем, что ему еще удается почувствовать и проживает это без остатка, с чистой детской искренностью.

Все начинается с момента смерти отца. Любовь отца очень странная вещь. В отличие от материнской она бывает и непростительной. В этом случае его сына или дочь - все равно, кость его кости - может замкнуть на непрощенном с такой силой, которую разомкнуть сможет лишь смерть.
После смерти отца герой Шона Пенна начинает понемногу оживать. Вот он с такими усилиями и так долго тащится к умирающему отцу, что не то что застать отца живым, а не умереть бы в дороге самому. Но когда он снимает с лица своего отца простыню, ясно: он должен был застать своего отца именно таким. Таким, как он есть, уже не живым. И увидеть его, как впервые. Ощутить всю силу их любви, которая и не думает умирать. Наоборот. Впервые за многие годы понять, что, собственно, он должен делать.

Похоже, самые сильные блоки ставятся теми, кто сам заблокирован. Отец героя прошел ужасы Холокоста, но всю жизнь не мог избавиться от ерунды – он обмочил штаны, когда на него прыгул пес решившего его припугнуть нациста – не выродка, не законченного садюги, обычного, который тоже на нервах – как в той обстановке можно было кому-то быть не на нервах? Не могли ведь все попадать туда исключительно по своей воле. И не все были нелюдями, по ту сторону колючей проволоки жерв тоже хватало.

И вот этот нацист дождался-таки сына когда-то униженного и преследовавшего его всю жизнь человека и тот его вывел голым на снег, чем снял все, смыл со всего мертвенный грим. С отца, с себя, с него.

Фильм сильный, очень.
Tags: под впечатлением, фильмы
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments