windeyes windeyes
Previous Entry Share Next Entry
i_Inne

1.
Кайн не случайно выбрал это время – между тремя и четырьмя часами дня пятницы. Пограничное время пограничного дня: если в пятницу встать пораньше и загрузить под завязку мозги и без того выжатые под конец недели, то где-то в районе трех дня, на самом его изломе, их неминуемо начнет шкалить и сны будут все чистыми, быстрыми, яркими, а просыпание – не отягощенным необходимостью вставать и идти в туалет, как это длеаешь утром, теряя по дороге большую часть сокровищ.

На предельной мозговой усталости картинки идут с обостренной контрастностью, необходимой для более тонкого выставления клика. Если уж претендуешь на седьмой уровень учитывать все эти нюансы просто необходимо. 

Найти чем заморочить мозги у него никогда проблем не было – будучи из породы самокопателей, он просто бросил самому себе эту кость – типа готовясь к переходу, принялся составлять что-то вроде реестра своих слабых сторон и к середине дня довел себя до нужной кондиции. А дальше все пошло так, как и было задумано: стоило только вытянуться на диване, как мониторы тут же поменялись местами и внутренний экран тут же заполонили картинки. 

Но волшебный эффект дневного сна заключается не в скорости и качестве свертки-развертки, процесса самого по себе загадочного и чудесного. И не в длине, устойчивости и глубине кадра. И даже не в его содержании, определенно имеющем смысл в случае, когда он полностью очищен от физиологических шумов и подобных им артефактов. Главное волшебство в том, что при обратной смене экранов обнаружилось, что события занявшие на внутреннем часы и дни, длились на обычном всего лишь минуты. Семь минут с хвостиком, если точнее. 

В обычном же, утреннем просыпании на обоих мониторах стоят те же дни и часы и нет никакого, необходимого для настройки контраста. 

2.
Граница между шестым и седьмым уровнями проходит по краю обычного, рассогласованного восприятия. Подойти к ней – значит связать все свои эти лучи в единый пучок. 
Но одного лишь сведЕния восприятия мало. Надо особым образом вывести клик. Отодвинуть от себя этот пучок ровно настолько, чтобы он начал работать. Выставить фокус. 

Если каждый новый уровень это дверь, то на седьмой надо сперва оставить что-то, что помогло бы вернуться и только потом уже кликать. 
Неважно что. Какой-нибудь знак, росчерк, отметку, лишь бы сработало. Что-то, что стопроцентно сможешь узнать в любом состоянии. В таком, что даже не можешь и предположить. 

Это там надо как бы выжечь. И только после этого уже проходить. Задержанным таким кликом. И отодвинутым одновременно– не объяснишь. В общем таким, который должен быть настроен заранее. Настроен в обостренном, но взвешенном, без воспаленности, как после такого вот сна, состоянии. 

3.
Открыв глаза, Кайн со снисходительной полуулыбкой соблюдал взглядом картинку, вставшую из сна вместе с ним. Это соблюдение не стоило ему ни малейших усилий, картинка была на редкость устойчивой, но он не рассматривал ее, как средство равновесия. Сейчас ему это уже было не надо. 

И он ее отморгнул. Довольно резко, как теневой штрих плывущий по роговице, но именно как такой штрих картинка, отлетев, вернулась на место.

Кайн продолжал внутренне улыбаться: по закону вывернутой какой-то  синхронности вещи, казавшиеся важными, приходят почему-то именно в тот самый момент, когда их значимость уже не работает – и что интересно: нет, они не лишились ее, просто время (или что-то другое?) ушло. Вроде как есть что, да нету того, подо что. Да что там! Нет уже ничего, к чему оно хоть как-то относится. А само по себе оно есть. Что неправильно, до убийственности неправильно.

Но в его ситуации тут другое важно понять: синхронных и, тем более, асинхронных совпадений просто так не бывает.
И надо не спеша, спокойно это все разобрать. Развести, как воду от ряски. 
Голова не может стать совершенно свободной, но в ней должно появиться окно. 

Кайн отвел картинку за поле зрения как можно мягче и она вроде пропала. Но только вроде, он четко чувствовал ее где-то над его головой. Ни близко, не далеко. 

В это самое время изнутри у него пропала улыбка. Легкая, она также расположилась где-то над головой. Снисходительность из нее не ушла, она лишь поменяла свой вектор.

В целом же над ним все было смирно и мирно и Кайн почувствовал, что он может быть спокоен за свое внимание, ему теперь ничего не угрожает. 
Даже наоборот.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

?

Log in

No account? Create an account