April 3rd, 2013

высвечивать боль


Боль не любит внимания, обращенного на неё изнутри. Снаружи погашать её бесполезно. Даже хуже. Чем бы оно ни было внимание, направленное снаружи, она поглотит и переварит любое, она же питается им, охотится за ним. Даже в виде копья, нацеленного в самую её сердцевину. Она воткнет его ещё глубже, как электрод удовольствия. И только ошпарит водой, которой пытались её погасить. Приманит и уловит любое внимание вне её, усилит любую витающую даже вдали тень.

Боль не гасить надо, а наоборот, высвечивать. Исподволь проникать самый её источник – не в него, но его. Проникать безостановочно, как будто тянуть лесу, только на наружу, а внутрь.

Проникнутая чем-то невидимым боль будет биться, как рыба, чтобы сорваться, но покуда внимание не прекращает проникать, ничего больше не делая, просто проникая и проникая, сорваться с него ей будет непросто и, как бы боль не агонизировала, рано или поздно она прекратится.

Другого способа пройти боль нет. И очень важно заранее создать этот настрой, что нет никакого  другого пути – чтобы не было ни малейшего отклонения этого, идущего изнутри, тока. Похожего на взмывание, на обратно вращающуюся такую воронку...

vor
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

испытание

...хочу по свежим следам описать сегодняшний сон, где в какой-то группе спасающихся от тех, кто готов был нас раскрошить происходит попадание на огромный лайнер, кажется, круизный, на самую его вышину – это наполненный воздухом, поддуваемым снизу, срезанный наполовину шар из брезента, подбородок вмят в его край на огромнейшей высоте, с неё сам этот лайнер выглядит мелко, зато тем более огромной открывается ширь совершенно прозрачной и переливающейся синевой воды над очень далеким, но и сильно приближенным этой прозрачностью дном – огромные  плавники, распахиваются, как крылья, их обладатели долго проходят под воду перед тем как вымахнуть над нею опять и погрузиться широким рассеченным надвое хвостовым плавником, их очень много, им всем хорошо, страх высоты возводит восприятие в степень счастья, к тому же ветер постоянно отдувает край брезента, и, конечно, я кану в эту красоту безвозвратно, если отпущу пальцы, которые едва удерживаются за какие-то ремешки, и на одном из порывов я прохожу испытание – или не прохожу? – тем, что все же пальцев не разжимаю...