June 27th, 2016

(no subject)

Когда мы говорим, что хотим измениться – что мы хотим? Чтобы изменилось восприятие, в том числе и самих себя? Но ведь тут можно дойти до полной утраты себя - этого мы хотим? Чтобы изменения шли снаружи, толкали куда-то к какой-то форме и обтесывали (до неузнаваемости)? Или речь о том, чтобы они шли изнутри и мы не столько шли куда-то, а наоборот возвращались? Может, истинные изменения связаны с глубинной неизменностью больше, чем с адаптивной пластичностью?
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.