January 13th, 2017

(no subject)

Иногда, гуляя, делаю костерок. Подбираю под легкий хворост заодно вокруг все, что горит. Cмотрю, как на огне скомканное расправляется, будто хочет что-то сказать – в последний раз. Даже выброшенному всегда есть, что сказать напоследок.
Прислушиваюсь к горению: речь на огне очень чиста, лаконична. Но она не прямая. Это не обращение и на сгораемое смотреть не надо. Тут как с записями во снах – как только попробуешь их прочитать они пропадают.
И на само пламя тоже лучше не смотреть, только на кромку огня. Иссиня-фиолетовая, она выглядит даже прохладной, но за ней жар. Настоящий, неподвижный, бесцветный. Немо говорящая зона: жар просвечивает сжигаемое, возвращает позитив к негативу.
Краски негатива выглядят воспаленными, даже едкими, от них он буквально на глазах тает. Что-то из него проходит в узкую пленку спасительного фиолета, но в основном он становится собственно пламенем: мельчайшими раскаленными частичками, бурлящими в ими же разогретом воздухе.
Но вот пламя кончается и идет тление. На него лучше всего смотреть, когда смеркается, тогда оно особо притягивает. Над тлеющим, которое еще как бы дышит, всегда хочется подержать руку. Почувствовать, как жизнь уходит – не рассеивается, а уходит куда-то вглубь, как рассеивается, пропадает в бесконечности - не она. И что вообще бесконечность это не более, чем игрушка ума в сравнении с этой бездонностью...
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.