windeyes (windeyes) wrote,
windeyes
windeyes

Category:

Мыслящий тростник Блеза Паскаля

Не знаю, как у кого, но у меня это выражение сперва проходило в контексте уничижительном. Так оно падало на мой слух до того, как я узнал, откуда оно пошло. Когда же выяснилось, что принадлежит оно якобы Блезу Паскалю, все поменялось.


Блез Паскаль? Это имя было для меня одним из самых высоких, до созвучия ему я почти не дотягивался. Особенно недоступно в своей яркости и чистоте было имя, Блез. Оно было для меня каким-то слишком уж кристалльным. Хоть я вроде как без проблем, откликался, например, Гете.


Когда же, спустя время, выяснилось, что Блез Паскаль высказался о человеке, как о «мыслящем тростнике» в ключе малости и незначительности его перед лицом Вселенной, то есть так, как я то и почувствовал, меня это совсем не обрадовало. Наоборот. Тут было что-то не то. «Мыслящий тростник» о человеке не мог быть просто метафорой. И потом, Блез Паскаль мог лишь применить его, а не придумать. Ведь прежде всего он был математиком и физиком. А уж потом поэтом. Строжайшая научность, доходя до своего предела, должна была быть как-то уравновешена, откуда его философская поэтичность. Но он явно не случайно представил человека именно тростником, а не былинкой-пылинкой...


Я попробовал отбросить кажущуюся простоту метафоричности, опустить поэтический и философский аспекты и, просто представив себя полым и сухим, прислушался: а что если мы и правда устроены как-то так? По такому именно принципу? И, говоря о мыслящем тростнике, не говорил ли Блез Паскаль в первую очередь о себе и ему подобных – о тех, кто способен откликаться идеями на идеи, резонируя так же, как резонирует хорошо просохший тростник?


Вообще тростник ведь растет погруженным корнями в воду. Добрая треть его колен спит под водой, почти ни на что не откликается и почти ничего не слышит. Очень смутно, по самой общей вибрации ствола догадывается, что какие-то дела все-таки происходят над поверхностью.


Колена над поверхностью, добрая треть, а то и больше, тоже все еще очень сырые внутри. Все, что они могут это - воспринимать внешнее трение воздуха о себя и других. Тростник растет так часто, что ветер может петь в его стеблях, но они, раскачиваясь и ловя ноты, все же больше общаются с их помощью между собой, чем откликаются самому ветру.


И только колена, которые достаточно высоко отошли и достаточно внутри себя высохли, могут давать чистые резонансы. Меньше сырости – меньше помех. Тоньше стенки – чище отклик. И не столько ветру – тому что за ним. Как у Блеза Паскаля.
Tags: txt
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments