?

Log in

No account? Create an account

windeyes windeyes
Previous Entry Share Next Entry
Кисть руки

Вид ничем не занятых кистей рук, если бы не привычка глушить все неприятное, всякий раз вводил бы меня в замешательство вплоть до испуга. Это, наверное из-за кистей покойников – у лежащих в гробу они бросаются в глаза первыми, а у тех, кто в саване, что под стеклом – единственными.

Для меня последние еще лет с семи стали как бы обратной точкой отсчета: в Пещерах Лавры открытые гробы в нишах, вместо крышки стекло и мощи под ним полностью забраны в саван: череп в шлеме с крестом, стопы в тапочках и тоже с крестиками, а вот кисти, высохшие, но не так, чтоб уж слишком, чаще всего почему-то открыты.





Тогда, ребенком, чувствовал: к ним все сводится. Все, что человек смог сделать, сказать. Что от них идет отсчет.
Не занятые или же на портретах, они всегда приковывают внимание.

Кисти Хемингуэя



свисающая вымуштрована, как балерина. Подушки пальцев убиты под ноготь от ударов по тугим клавишам пишущей машинки, но сами пальцы неожиданно изящны. Точеные, твердые, хоть и не они спустили курок.

У Гете же наоборот рабочие, коротковатые, не желающие расслабляться и после смерти пальцы за которыми – или под которыми - широкая, мягкая ладонь. (Слепок руки Гете слева)



А вот кисти Кафки, я вижу только в их образе, принадлежащем ему же: одна кисть, когда не пишет, всегда сочувственно поддерживается другой. Похожая на подбитую камнем и измотанную перекошенным полётом, птицу.

Иногда отропь берет при виде ничем не занятых своих: они обвисают чуть ли не по-собачьи



Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.