windeyes (windeyes) wrote,
windeyes
windeyes

Имя дельфина


548723_10151125045261234_711079837_n


Я биоакустик. Работаю в черном ящике, так что мне неизвестно даже то, какого он, собственно, ведомства. Может, замаскировавшийся военный... А что, я бы не удивился. Навряд ли частный или какой-то узко академический. Впрочем, кто его знает, я особо по этому поводу не страдаю. Работать по контракту и ничего не знать об общем проекте где-то даже удобно. Да и не в проекте, собственно, дело, хотя что тут к чему в общих чертах рассказать, наверное, надо.

Это бывший океанариум со специальными бассейнами, предназначенными для самых различных исследований дельфинов. Корпуса очень старые, но оборудование новейшее. Специалистов собрано не так много, зато, не сочтите за хвастовство, отобраны, одни из лучших. Из самых разных мест и по самым неожиданным, как правило, очень и очень специальным направлениям. Не называя имен, скажу, что тут и генетические математики, судя по всему штатовские, по-русски не бум-бум, бионик-биофизик скорее всего англичанин, из русских, кроме программеров, только я и один структурный лингвист из Питера. Живем по-отдельности, у каждого на территории свой домик, встречаемся лишь на сборищах у координатора проекта, голландца ван–какого-то – и без конспирации его фамилии навскидку не вспомню!..

Более-менее общался разве что с питерцем, смеясь про себя что он здесь делает ну при чем здесь структурная лингвистика! Знать бы вообще, что она такое для людей, не говоря уж о дельфинах! Как же я на счет этого ошибался! Тут не только специалист по структурной, но и по бесструктурной лингвистике не помешал бы!.. 

Но обо всем по-порядку. И – без отступлений, не относящихся к материалу, из-за которого и я собираюсь тут же, как только закончу, выложить это в сеть. 

Эти несколько абзацев о центре, его специфике и окружении здесь только для того, чтобы дать представление о моих возможностях контакта с дельфинами. Их у меня очень даже немало. Твое рабочее время здесь – весь день. Никого не волнует кто и как его использует и прихватывает или нет часть ночи. Так это, по-крайней мере, выглядит. Над душой, во всяком случае, никто не висит. На самом деле, скорее всего, все не совсем так или даже совсем не так, но сейчас мне это уже все равно. Свой допуск в места относительно свободного плавания моих двух друзей – не могу писать подопытных – самца и самки, я использовал полностью, контакт сейчас установлен и видеть мне их уже, в общем, не надо... Хотя хочется просто побыть рядом, но я понимаю, что, скорее всего после того, как все это появится в интернете, возможности у меня такой больше не будет. По крайней мере с проекта точно выпрут.

Мара поранила плавник. У его основания, рана, вывернутая белесым, долго не заживала. Пока ее обрабатывали, я, поливая, гладил рядом. Это было странное, но очень приятное ощущение: рука касалась и не касалась кожи дельфина, не могла коснуться именно ее потому, что будто пленка шелковистого тока бежала между, не теплая, не холодная, очень текучая и живая. Тончайшая. Поливая вокруг дыхальца, я провел рукой за ним и вдруг ощутил такое же по рисунку прикасание примерно к такому же. Под затылком, в выемке, где начинается шея. Посмотрел на Мару. Явно в ответ она прикрыла глаза и в этот момент я впервые ощутил это. Прикасание звуков. Я не услышал их, они именно прикасались ко мне. Изнутри головы: 


Смотри! 





И я сразу оказался в картинке. Не успев даже направить взгляд.

Видишь? 

Не видеть я просто не мог. Не было глаз, которые я смог бы закрыть. Я не мог смотреть или не смотреть. Я – видел. Нет, я был погружен в само вИдение. Оно было вокруг, оно было везде. Медленно и плавно я плыл в нем будто проводил лупой над тканью, в мельчайших подробностях наблюдая разбросанные на ней вмятинки. Очень такие... Детальные. Похожие на тени от листьев, только, наоборот, светлые. Ткань неожиданно живо вздрагивает и тут же из вмятинок складывается узор. Узоры меняются, это можно прозирать бесконечно, но не из-за красоты даже, а потому, что в этом было что-то очень осмысленное. 

Тот же ток, что бежал под рукой и обострял ее чуткость своим ускользанием, перестал быть похожим на тончайшую пленку, стал объёмным и, пульсируя, проникал собой эту ткань и, как магнит опилки железа, выстраивал на ней светлые вмятинки. От этих рисунков шли звуки и все они выкладывались в картинки! Звук первого рисунка я бы вспомнил, но передать бы не смог. Нельзя назвать его приятным или нет, он был совершенно нездешним и немного пугал.
- Это тебя так зовут? – спросил я неожиданно для себя. Откуда я это, вообще, взял?  

Да, это мое имя. 

Узор плыл подо мной, оставаясь при этом на одном месте: он был похож на росчерк, на летящий высоко птичий строй. 

Видишь, Оно – это я. Я – это Оно. Мы – одно. 

Прикасание звуков было очень приятным и сопровождалось их вИдением. Из-за этого, возможно, они походили на отзвуки, как если бы я мог видеть след их легкого эха. Мне не хотелось, чтобы это состояние прерывалось. Но медики с плавником закончили и контейнер с Марой надо было погружать обратно в бассейн. Я все никак не мог оторвать от нее свою руку и делал вид, что задумался.

Не хочется уходить? Думаешь, все пропадет сразу же, как только ты уберешь руку?  Нет. В гармонию смыслов достаточно войти всего раз. Я всегда здесь. 

*   *   *

И действительно, с этих пор где бы я ни был, достаточно мне было оживить в тактильной памяти прикасания, ощутить их изнутри, вспомнить само их качество и тут же возникал узор ее непроизносимого имени и знакомые уже прикасания возобновлялись. 

Я будто качался с ними на очень чутких качелях. Не быстро, едва заметно шло какое-то играющее взаимо-уравновешивание. Нестабильное, плывущее или очень медленно парящее, как под водой. 

Но я отвлекаюсь. Оказавшись в бассейне, Мара тогда, как ни в чем не бывало, выглянула с намеком на рыбу, о которой я совершенно забыл. Скармливая ей рыбешки, одну за одной, медленно, я ощущал невероятный подъем. Это было преодоление какого-то барьера в себе. Состояние очень похожее на юношескую влюбленность, только еще легче. 

Спустя время, уже выйдя из океанариума в парк, я услышал:

Спрашивай. Но только не ставь знак вопроса, не делай это заранее, иначе я не смогу отвечать. 

Не сразу, но понемногу понял я, точнее нащупал, что она имела в виду. И перестал видеть вопросительный знак. Перестал чувствовать себя по мере выстраивания своего вопроса сначала большим, а потом все более маленьким и будто бы голым. Вообще перестал чувствовать себя собой от сих и до сих. Перестал быть отделенным от вопроса, перестал быть отделенным от ответа.

Идея выложить все это на сеть, причем сделать это именно сейчас, это не только мое собственное решение. Но при этом оно и не чье-то собственное тоже. 

(продолжение завтра)
Tags: имя дельфина, переход, сообщение, текст
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →