Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

искусство, как жизнь

Природа и идея не могут быть отделены друг от друга без того, чтобы искусство не было разрушено как жизнь.


Вот пытаешься охватить эту фразу и чувствуешь, насколько этого делать не надо. Претендовать на понимание, интерпретировать. Лучше пусть она охватывает, как туман в горах, который там не туман, а облако и что он рассеялся так это оно двинулось от одного склона к другому и вот густая рыже-красно-зеленая чаща выступает из него. Вдруг приблизившись до мельчайших подробностей, она как будто изменяет фокус и отодвигается, представая в виде размытых обьемов. Это из-за облака они такие. Облако лишило их определенности, четкости и сама эта размытость дышит, по ним видно, что ограниченное не может быть живым, и что облако живое и даже в самой толще горы дышит жизнь.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

(с)

индивидуализация не как свертывание и усложнение, а... некое развертывание и простота более высокого уровня, чем была.

(с)

Всегда существует больше первичных созидательно-возрождающих частот и существований, чем частичных, обманчивых или вампирских. В противном случае не существовало бы целого

(с)

Collapse )

Что за сурок такой -

в течение суток встречаешь человека, которого не видел лет десять, говоришь что-то с ним, видя, как эти годы сами себя только что будто выпили, а тобой закусили - впринюшку. Лучше бы полностью, такая опустошенность. Тем же вечером этот фильм, "Короче говоря", только что вышедший, австралийский, где не только тема, но и прием смыва, высасывания года, лет собственной пустотой плюс фильм в целом - вроде ничего особенного, а зацепил, как какой-то шедевр; ну и вот встреча с семейством на пляже, мимо которого сперва просто прошли, не узнав, а у дочери, как это выяснилось, я на днях покупал докторскую кусочком, она подрабатывает в русском магазине, а так-то студентка, а ведь прозанималась у жены лет так пять, с четырех до девяти-десяти, сейчас же ей двадцать. Я отлично помню ту девочку и не нахожу с этой девушкой, кроме белизны кожи, ничего общего.

(no subject)

В Ванкувере, Канада:

- У нас на танцах темнокожая девочка пожаловалась маме, что на занятии одна девочка, говоря о другой, употребила слово karen. Так вот, родители и директор клуба сейчас выясняются, что она имела в виду - то, что ее подружка ведет себя слишком bossy (одно значение) или же что та ведет себя уничижающе по отношению к не белым потому, что она белая (то, как это услышала темнокожая девочка)

- Бред, конечно, но нельзя забывать, что в Америке все это не на ровном месте. Там белые реально постарались сделать черных такими, как они есть. Для них БЛМ это искупление.

- Для них только? Если бы. И потом не искупление это, а очередная голливудщина, цирк. Одно дело перекрывать кислород, а другое вкачивать его насильно. Просто не делайте разницы по цвету кожи, полу и ориентации и все. А то доходит уже до того, что роль британской королевы хотят дать негритянке.

(no subject)

Все просто: сейчас все так, как оно есть, а не так, как казалось. Каждый практически полностью совмещен с контуром собственных запросов, в основном социальных. С тем профилем пустоты, что обштрихован всевозможными отзывами более чем отчетливо, куда детальней и полнее, чем он смог бы очертить его сам.

Мгновенная связь исключает заблуждения ожидания. Иллюзии о других и о себе в отношении них даже не успевают возникнуть. Все всем ясно сразу и с первых же слов. Выскакивающие мемы впрыгивают в воображение и убивают его, ники разделываются с именами.

Коммуникационные стволы, само собой, голые, но главное, что и ветки такие же. Даже на самых периферийных, тонких, иллюзии долго не держатся, облетают. Так что никакого шелеста на ветру, один только свист.

А казалось, что иллюзии на нас вечнозеленые, что облегают нас, как окончания веточек кипариса. Ведь человек вроде как существо воображения прежде всего. Мы вроде как такие горящие темные свечи, такие кисти художников пишущие на ветру, тончайшие такие органы слуха поэтов, передающих словами, о чем там он в них шепчет...

Только этого "вроде как" уже нет.

(no subject)

Ведь действительное внимание в том и заключается, что оно мгновенно превращает всякую мелочь в нечто исключительное.

Природа и идея не могут быть отделены друг от друга без того, чтобы искусство не было разрушено как жизнь.

Гете

Увиделось одно и то же превращение, только второе как в перемотке назад. Если превращение назад можно называть превращением. Кстати, разве Die Verwandlung Кафки имеет только это значение?

Все подробнее и подробнее

... души всегда самотождественны. И раз ни одна из них
не погибает, то количество их не уменьшается и не
увеличивается. Ведь если бы увеличилось количество
того, что бессмертно, это могло бы произойти, как тебе
известно, только за счет того, что смертно, и в конце
концов, бессмертным стало бы все…
( Платон, диалог «Государство» )

Как на тех, кто рождается сверх умирающих, хватает того, что мы называем душами? Если количество душ постоянно, то нас уже не просто больше, а на порядки больше, чем во времена Платона. Будь же мы в своей большей части бездушны, нас бы уже давным-давно не было. Таких, как мы сейчас есть, в целом.

Или все-таки душа самотождественна в своем проявлении любви? Тогда оттенков таких проявлений может быть очень много и ранние души могут множиться в более поздние так, что в своих проявлениях становятся как бы все подробнее и подробнее...

Можно представить все наши души мазками картины, трехмерными голографическими штрихами. Формат изображения – его «количество» - не меняется, остается прежней палитра. Общее «количество» света и спектр. В начале времен картина была схвачена глобально, крупными толчками кисти, больше напоминая мозаику, а с увеличением численности прикасаний она  уточнялась.

Представить еще, что поверх старых, размашистых мазков, в том же свето-цвете ложатся новые, которых уже около семи миллиардов...

Тогда, в платоновские времена, для того, чтобы картина ожила и задышала, ее нужно было созерцать лишь досточно далеко отступив. Но дышащая она виделась окутанной дымкой. И передать ее можно было лишь путем аналогий, поэтических и философских.

Сегодня в картине все уже так проработано, что никуда отходить и абстрагироваться как бы не надо, она сама окружает тебя со всех сторон, приближаясь в своих все более и более прорабатываемых деталях.

Тогда было первое приближение, сейчас уже далеко не первое, но и, кажется, все еще далеко не последнее - впрочем, когда образ проработается полностью, то, исчезнув на этом этапе замысла, оживет в новых рамках, где опять начнет уточняться, чтобы снова их превзойти...

Музей Сальвадора Дали, Saint Petersburg, FL



По прошествии нескольких дней впечатления особо не изменились: да, интересно, но как-то не трогает. Накручено вокруг много, а так, само по себе, без комментов, не лучше фоток из его жизни, например, этих



Collapse )

(no subject)

С задумкой, как со скульптурой, только наоборот. У скульптора есть кусок материала, от которого ему надо убрать лишнее. Не добавить. Так и намерение если имеет строгие ограничения, раскрыться может более полно.

Т.е. настоящая реализация намерения идет в сужающемся русле ограничений, в направлении к нему же, как к истоку (примерно как растет ветка). И от этого ограничивания и сужения начинают происходить всякие «побочные» открытия (почки, листья, цветы). Во всяком случае не в русле поддержки, поощрений, подстегиваний. Так всё только рассеивается.

Целостное восприятие

Любое настоящее познание целостно и таким делает его страсть. Голого замысла, вторичной воодушевлённости, абстрактного воображения, даже личной – чисто личной, амбициозной или денежной – заинтересованности, недостаточно.

Целостное восприятие возможно лишь после приведения в соответствие женских и мужских начал, каждое из которых, взятых по-отдельности, ограниченно.

Женской недостаточностью является невозможность самостоятельно отделяться от того, с чем женское сливается, а мужской – невозможность проникнуть изнутри, в связи с чем мужскому кажется таким важным овладевать снаружи.

Настоящее познание это всегда – действие, акт страсти. Даже на физиологическом уровне акт познания, сексуальный акт, невозможен без страсти. Страстность же всегда связана с жертвой. Проникая внутрь женщины мужчина, жертвует самой своей мужественностью. Возвращаясь к истокам он, как никогда, слаб. Женщина же – наоборот. Охватывая в акте страсти снаружи саму суть мужчины, то есть его всего, она, как никогда, становится сильной. Сам момент их единства на пике страсти настолько силен, что его могут спутать – и путают – даже с любовью.

Collapse )