Category: история

Пост ИП касательно останков добродетелей

https://ivanov-petrov.livejournal.com/2230615.html#comments - кажется, все больше вещей могут существовать лишь в нашем воображении. Что же там из того, что было еще в нашей жизни? Того, чего одним словом, как, например, честь у дворянства не обозначишь?
Какая-то особенная степень наивности и соответственно особенный энтузиазм? Особая атмосфера с ее готовностью поддерживать любые самые смелые мечты? Особенная самоотдача за других, за другое? Невероятная органолептика мастеров на глазок? Невозможная казалось бы доброта юмора? Нет, все не то. Не называется то, что было в Шпаликове, в Шепитько, в Ефремове старшем, у Гранина, у Любищева, и у Жванецкого, хоть он и держится еще за символ воображения, портфель, хоть продолжает в него вроде писать - не называется это, чего уже нет и что остается уже только в воображении.
По Гурджиеву вещи существующие исключительно в воображении лишь съедают энергию, отвлекают ее задач трансформации и т.д., но вот что до этих неназываемых вещей - собственно, не вещей даже, а чего-то, компенсирующего их отсутствиеот, то пускай забирают, не жалко.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Притча о боевом петухе

Цзи Синцзы тренировал бойцового петуха для чжоуского царя Сюаньвана. Через десять дней царь спросил:
— Готов ли петух к бою?
— Еще нет. Пока самонадеян, попусту кичится.
Через десять дней царь снова задал тот же вопрос.
— Пока нет. Еще бросается на каждую тень, откликается на каждый звук.
Через десять дней царь снова задал тот же вопрос.
— Пока нет. Взгляд еще полон ненависти, сила бьет через край.
Через десять дней царь снова задал тот же вопрос.
— Почти готов. Не встревожится, пусть даже услышит другого петуха. Взгляни на него — будто вырезан из дерева. Полнота его свойств совершенна. На его вызов не посмеет откликнуться ни один петух — повернется и сбежит.

(В связи с говорением. С потребностью высказаться: это всегда не готовность. Подготовка, да, но еще далеко не готовность.)


кто собрал все помыслы в одном
тот не станет говорить о нем