Category: происшествия

(no subject)



всего раз
вдохнуть высоту и
выдохнуть глубину
облака
что вдруг растворило тебя
этого вполне достаточно,
чтобы до самой смерти
молчать
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

(no subject)

Скоро год, как живем с приехавшей к нам моей мамой. Я вижу ее, не как раньше, иногда, из-за чего-то зачем-то, а непосредственно и целыми днями потому, что работаю в основном дома. Она родила меня в двадцать, отец только после института, она вся в нем, я до школы у бабушки с дедом, а потом за школой и своими интересами так же, как она – за отцом. Потом, поступив в институт, я ушел и только иногда приходил, т.е. не видел ее, как вижу сейчас, какая она, собственно. Кто она и какая она сама по себе, одна, пять лет уже после смерти отца. И вот нахожу в ней много чего, что в себе мне активно не нравится. Если бы в себе находил, было б не то. Но вот, крупно, в ней.
Вижу это все так, что думаю, какие наивные те, кто считает, что они – это они. Что их свойства и черты – действительно их, а не, скажем, отца или матери, с которыми они свыклись настолько, что не отделить.
Вот ведь, если ускорить, как мы мелькаем: с рождения то мать в нас узнают, то отца, то деда, то пра-пра-, а то вообще ни на кого не похожи. И так до последних дней. Сейчас вот во мне больше выявлены черты матери. Ее гены больше проснулись. Кто-то же будит их то те, то эти – постоянно. Но, главное, что кто-то другой во мне позволяет зачем-то первому это. Кажется, сейчас начинает доходить зачем, ведь в основном, как я замечаю и как мне замечают со стороны, выявляется то, что не «личит». Какие-то вещи типа ругательных слов или интонаций/жестов, которые мне явно совсем не идут. Всякие недостатки, недоработки типа рассеянности, беспечности, внутреннего желания отделаться, сказав вконце «все», и встряхнув пальцами, а не сделать так, чтобы исчерпать этим действием полностью. В общем, много чего, увы, не того, что хотелось бы.
И еще стало более понятно, почему итоговое выражение на лице бывает отпущенное или нет – есть то, что каждому сделать должно, то, с чем и зачем он пришел – вот, в зависимости от этого, вышло или не вышло.

(no subject)

Может ли быть так, что, по какому-то самому высшему счету именно несправедливость незаслуженно страшной болезни и преждевременной мучительной смерти - возводит на более высокую ступень в местах, о которых мы вообще ничего не знаем?
Что может говорить за то, что, кроме балансирующих энтропийных законов, ничего нет?
Детальное вспоминание прошлых жизней при регрессивном гипнозе?

Ванкувер и всякое отвлеченное

Вода, конечно, прежде всего, ее тут во всех видах много. С ноября по март в особенности – не потоп и не конец света, главным образом сонная водная взвесь плюс безветрие – повод постоянно себя будить или использовать такие дни-недели для полного погружения, было б во что. Кому особенно не во что, тут в этот период да, достаточно депрессивно.
Но сколько бы не дождило, пусть даже несколько недель кряду, полчаса-час солнца на парящем асфальте и все. Сухо, чисто, контрастно, проработано до деталей. Редкие лужи, как маленькие озерца – по прозрачности.
Нет, есть тут и гниль, и мох, и грибок, но как-то нет грязи и каши. То есть гниль какая-то не гнилая и грязь, как краска, к примеру, лежишь летом на стволе, упавшем в воду и ступни, касаясь того, чем он оброс под водой, не отдергиваются, это не ощущается неприятным. Машины не выглядят именно грязными. Если год не помыть, вид будет лучше, чем через четыре дня осенью в Киеве. И с влагой странно, ее вроде как много, а влажность особо не чувствуется. 5 градусов катит на 10-12 киевских. Что машины здесь практически не гниют, то это в основном потому, что зимой в городе снег, если он и выпадет, не задерживася. Несколько дней, ну неделя. А потом снова дожди полощат днища, химию с дороги смывают. Тридцати-, сорока-, пятидесятилетние, они тут без возраста. Важна только эксплуатация.
Людей без возраста хватает тут тоже. Точнее тех, кто носит свой возраст, как одежду, причем достаточно стильную, современную. Во всяком случае, по поводу возраста не страдают. Практически не встречается убитости вида, непоправимости, обреченности, кладбищности. К болезни и смерти относятся с задором почти что идиотическим. Так, будто, невзирая на них, у них еще все впереди.
В общем, старость, да и вообще распад, мусор выглядят здесь сымитированными из другого, куда более свежего материала, подготовленного для съемок, для кадра. И в целом наблюдается свойственное кадру некоторое превышение натуральности. Когда вода обтекает камень, под ее пленкой он выглядит более живым, приближается, дышит деталями. Похоже, какая-то такая текущая пленка невидимо покрывает здесь все.